Слово в недeлю вторую Великаго поста

СЛОВО

В НЕДЕЛЮ ВТОРУЮ ВЕЛИКАГО ПОСТА

Благодать Божия проповeдуется нынeшним Евангелием. Мы разслабленные в состоянии печальном и горестном. От того скорбим, унываем, а может быть и отчаяваемся. Божие промыслительное око, видя нас в таком несчастливом положении, тотчас и поспeшает вынесть пред очи наши разслабленнаго: для чего? Для того, чтоб мы не унывали, не отчаявались; видя, что подобный нам разслабленный исцeлен и тeлом: возми одр твой и ходи: и духом: чадо! отпущаются тебe грeси твои (Марк. гл. 2, ст. 9, 5). Послe сего, какой будет разслабленный, который бы не ободрил себя лучшею надеждою?

     Никто да не дерзнет сказать, что сего щастия удостоился только один Евангельский разслабленный. Он сам по себe столько же мало заслуживал сие милосердие, сколько и мы. Но милосердие Господа нашего, и человeколюбие Его всегда неизмeнны; всегда одни и тeже: Иисус Христос, вчера и днесь той же и во вeки (Евр. гл. 13, ст. 8). Елика писана быша, в наше наставление преднаписашася, да терпeнием и утeшением писаний упование имамы (Рим. гл. 15, ст. 4).

Сего нашего утeшения не могут отнять у нас злобные Фарисеи. Кто может, говорили они и злобно и безумно, кто может оставляти грeхи, токмо един Бог? (Марк. гл. 2, ст. 7). Злобно: ибо позавидовали человeка бeднаго счастию, что он из состояния рабства грeховнаго вышел в свободу благодати. Безумно: ибо Господь Иисус Христос довольно доказал пред очами их силу Своего Божества, когда изцeлил разслабленнаго. Ибо по мнeнию человeков таковых, каковы были Фарисеи, гораздо кажется легче сказать кому нибудь: отпущаются тебe грeси твои; нежели всe разслабленнаго человeка члены привести в здравое состояние, да и велeть ему ходить, а притом нести и одр свой.

Мы может быть не имeем нынe таковых Фарисеев: но имeем искусителя диавола, который и Фарисеев на то приводил. Он скажет; да и не престает нам разслабленным внушать: твое разслабление есть неисцeльно: твои грeхи больше, нежели чтоб могли отпущены быть. Милосердия дверь для тебя затворена. А остается для тебя один Божий гнeв и ярость.

Предупредим мы таковое страшное искушение: но так, чтоб отводя от уныния и отчаяния, не ввергнуть в другую пропасть; то есть, в излишное на благость Божию надeяние. И тому и другому послужит нам примeр разслабленнаго. Ежели ему послeдуем, пойдем мы путем средним.

     В исцeлении разслабленнаго конечно наиболeе дeйствовала благодать Христова. Но было нeчто и с стороны разслабленнаго, чeм он благодати Христовой содeйствовал. Что же такое было с стороны его? Вопервых, было признание своего разслабления. Второе, что он нeкоторых, друзей ли своих, или просто знаемых, упросил, дабы его ко Христу принесли. Третие, что он имeл твердую и полную к своему Исцeлителю вeру. Разсмотрим мы каждое особо, и приложи то всяк сам к себe.

Вопервых было в нем своего разслабления признание. Оно необходимо нужно и для нас. Ибо кто не признаéт себя больным, тот никогда врача искать не станет. И хотя в разслаблении тeлесном рeдко может случиться, чтоб разслабленный своего разслабления не чувствовал и не признавал: но в разслаблении душевном почти всегда и обыкновенно сие бывает. Причиною тому помрачение ума. А ум помрачается двумя страстями: приятностию чувств, и гордостию духа. Приятностию чувств; ибо обыкновенно тогда развращается душа, когда мы болeе тщимся усладить чувства. Чувств наших услаждение возлагает на очи ума нашего мрачную завeсу, которая внутреннее душù разстройство, по крайней мeрe, на то время, видeть не допускает. Гордость духа. Рeдко, когда человeк сам собою добровольно в винe своей признаéтся. Ибо ему представляется, что признать себя виновным, есть унизить себя; что признать себя виновным, есть подвергнуть себя стыду других; а может быть и наказанию.

     Но как бы то ни было: однако необходимо потребно таковое признание, ежели кто от разслабления исцeлен быть желает. Постыдныя раны тeлесныя ты не скрываешь от врача, от врача, который об них разгласить может; а исцeлит ли совершенно, еще нeт прямой надежды. Но от тебя требуется, чтоб ты гнусныя свои душевныя раны открыл Врачу Богу, который исцeлит тебя несумнeнно; да и дeло исцeления твоего производит в глубокой тайнe милосердия Своего. Ты страждешь; Он состраждет еще болeе, нежели ты сам о себe. Ибо Он тебя болeе любит, нежели ты сам себя. Ты Ему открываешь рану; а Он ее закрывает; но так, что самым прикрытием оную истребляет. Аще, говорит, будут грeси ваши, яко багряное, яко снeг убeлю: аще же будут, яко червленое, яко волну убeлю (Исаии гл. 1, ст. 18). О сколь усладительно открывать таковому Врачу раны, и вкупe пeть пред Ним: исповeм на мя беззакония моя; и ты оставил еси нечестие сердца моего (Псал. 31, ст. 5).

     Примeтьте, грeшники, выражения сих слов: ты только еще в мысли положил признать и осудить беззакония своя; а он уже и дeло совершил; и оставил еси нечестие сердца моего: какая скорая измeна десницы Вышняго! А сие самое и сильно побудить каждаго, признать пред Богом разслабление; а без таковаго признания ни разслабленный Евангельский не мог, ни мы исцeлиться не можем. Ибо Бог хотящаго спасает.

Второе, что разслабленный Евангельский, друзей ли своих, или просто знакомых, упросил, дабы его ко Христу принесли; поелику он сам ходить не мог. Сие служит к наставлению нашему, дабы мы гордо не мечтали о себe, что аки бы сами собою все совершить можем. В тeлесном лeчении нужду мы имeем во врачах: кольми паче во врачевании душевном. Таковые врачи суть Пастыри и Учители церковные, самим Верховным Врачем на сие уставленные. Да и всe вообще добрые и истинные Христиане в сем случаe помогать могут и должны. Ибо всe мы обязаны друг друга тяготы носить. Хотяб ты и здрав был, не должен так гордо о себe мечтать, что аки бы ни в чьей помощи нужды не имeл: кольми паче, когда ты в состоянии болeзненном и разстройном. Притеки к наставникам твоим; объими колeна каждаго истиннаго и добраго Христианина. Упроси, да наставят тя, и умудрят тя во спасение. Упроси, да помогут тебe нести тягостный одр твой, и приведут тя ко Христу. Чего ты сам собою совершить не можешь, удобнeе то совершишь с помощию других. Брат от брата помогаемь, яко град тверд (Притч. гл. 18, ст. 19). Аще, написано, два идут и един поскользнется, другий поддержит его (Еккл. гл. 4, ст. 9). Другие лучше усмотрят твою болeзнь, и поведут тебя путем покаяния и святаго причастия, в самое внутреннее святилище храма.

     О сколь счастливeе мы нынe Евангельскаго разслабленнаго! Христос в нeкотором дому столько был стeснен окружающим его народом, что носившие разслабленнаго не могли никак ко Христу принести; почему принуждены были открыть того дому потолок, и на веревках разслабленнаго и с одром пред Христа свeсить. Но нам се двери храма отверзсты! Се дом Христов для всякаго открыт! Се сам Врачь исходит на срeтение и предупреждает! Ибо Отец милосердый, увидeв блуднаго сына, срeте его и облобыза его (Лук. гл. 15, ст. 20). Да и какоеб здeсь стeснение народа ни было, нeт никакова препятствия всякому разслабленному приити ко врачу, приближиться, и приять исцeление. Ибо здeсь происходит врачевание не тeлесное, но душевное: не открытое, но таинственное.

Мы теперь никого не видим, кто из вас разслабленный, и кто нeт. Но не сумнюсь, разсуждая о благости Божией, и о многоразличных дeйствиях благодати Его, что и теперь нeкоторые из нас пришли сюда с разслаблением, и нося одр свой. Но здeсь же, в сей самый час, чудесною силою благодатныя рукù, от разслабления исцeлены, и возвратятся в дом свой здравы, и ходя, и скачà, и хваля Бога.

Но еще притом, как выше сказали мы, потребно имeть к Исцeлителю твердую и полную вeру. Ибо извeстно, что ежели и в болeзнях тeлесных, кто врачу не довeряет: тот или лeкарств от него не примет, или оныя употреблять будет с нерадeнием, или и совсeм его к себe призывать не станет. В чем должна состоять сия к небесному Врачу вeра, объяснить то нахожу себя в затруднении. Ибо вeра болeе чувствуется в сердцe, нежели объясняется словами; и она есть дар Божий, а не плод человeческаго ума или витийства. А только то могу сказать, что вeруя Богу Врачу, надобно совсeм отложить вeру к всему тому, что не есть Бог. Нeт твари никакой, котораяб душу уврачевать могла. Никто же, скажем мы с Фарисеями, но не с злобою Фарисейскою, никто же может отпущати грeхи, токмо един Бог.

Сие возлагает на нас необходимость, чтоб не прибeгать нам ни к кому и ни к чему, токмо к единому Богу. А что Он и может нас исцeлить и хочет, в том порукою вeрною суть Его всемогущество и милосердие. В сем утверждают нас многие грeшники, которые быв развращенны, стали праведниками; быв блудницы, учинились цeломудренными; быв лихоимцы, сотворились щедрыми и милостивыми; быв гонители истины, премeнились в проповeдников истины. Да и в настоящем времени, ежели внимательнeе о своем спасении размышлять будем мы, немалое число найдем, которые быв развращенны, но исправились в своей жизни, и христианское имя носят непостыдно.

     За сие обще всe мы принесем благодарение милостивому Врачу душь и тeлес, и излием пред Ним моления, хотя с малою мeрою вeры нашея, да исцeлит и нас от разслабления душевнаго, ими же вeсть судьбами. Аминь.

       Говорено 1797 года Марта 1 дня в Чудовe.

 



Оглавление

Меню раздела

Частые вопросы

Интересные факты

Для святой воды и масел

Стекло, несмотря на свою хрупкость, один из наиболее долговечных материалов. Археологи знают об этом как никто другой — ведь в процессе полевых работ им доводится доставать из земли немало стеклянных находок, которые, невзирая на свой почтенный возраст, полностью сохранили функциональность.