Слово в неделю пятую великаго поста

СЛОВО

В НЕДЕЛЮ ПЯТУЮ ВЕЛИКАГО ПОСТА

Апостолы просят Христа Спасителя, чтоб они на высокия чести возведены были: Даждь нам, да един одесную тебе, и един ошуюю сядем во славе твоей (Марк. гл. 10, ст. 37). На то получили от Господа в ответ: Иже хощет в вас быти старший, да будет всем раб (тамже ст. 44). Кажется, что таковый ответ совсем противен прозбе их и желанию: кажется сие не есть возвышение, но унижение. Они желают быть господами: а он их делает рабами.

Но ежели о сем разсудим, не по предъубеждению, и простому мнению; а по истинне и просвещенному понятию, увидим, что когда Апостолы желали быть великими людьми, они самою вещию желали низкаго и презреннаго рабства. Но когда Спаситель желал им быть рабами, то прямо чрез сие на высокое возводил их достоинство. Ибо истинная честь не состоит в наружном сиянии, пышности и величавости: а состоит она в пользе и услугах другим оказываемых. Пусть бы просившие сесть на престолах, на оных были посажены; но когда в них нет достоинства; нет никакой для других пользы и заслуг, что в них будет? Только, что будут сидеть; и представляться некоторыми кумирами, от злата блестящими, но неодушевленными; а потому одного презрения и низвержения достойными.

Но польза и услуга тобою другим оказываемая составляет истинную честь: ты возсияешь тогда, яко светильник на высокой горе поставленный: и как светишь не столь для себя, сколько для других, то все на тебя обратят очи с истинным почтением! Поелику произойдет то от искренней любви. Ибо что в наружном почтении без любви внутренней? Одно лицемерие, одно ласкательство. Кланяются тебе; да и негодуют и на тебя и на самих себя. Кажется почитают: но между тем желают, дабы ты скорее низвержен был, чтоб отмстить свое почтение презрением и осмеянием.

Приметьте вы, что в Евангелии просящим честей между прочим сказано: Мнящиися владети языки соодолевают им, и велицыи их обладают ими (Матф. гл. 20, ст. 25). Сие изречение весьма примечательно: ибо оно значит, что страстию честолюбия и властолюбия зараженные принуждением и насилием народы покаряют себе; и сделавшись таковым образом сильными, других содержат в рабстве и неволе. Какая честь, где есть принуждение и насилие? И сие ли возвышает человека! Ты употребляй насилие; но совсем другова роду. Всем являй услуги, всем благодетельствуй: чрез сие насильно всех сердца привлечешь к себе. А сердца привлеченныя любовию вознесут тебя до небес, прославят тебя своим отцем, благотворителем, спасителем, и Богоподобным.

На что тебе чести проискивать силою и ухищрениями? Усмотря в тебе благотворительныя дарования и склонности, сами тебя будут призывать, убеждать, даже насиловать, чтоб ты взошел на степень достоинства, и на оном стоя, и их бы освещал и согревал, и самое бы украшал место. Для сего то только чести и достоинства и полезны и нужны. А без сего на что они? Разве только умножать их пышность истощанием последняго своего имения, и питать ненасытную их алчность, даже иногда и собственною кровию? Не есть сие честь, но один стыд и безчестие и для самаго таковаго, и для рода человеческаго. Честь истинная состоит в пользе и услугах для других; следовательно в трудах и подвигах.

А из сего усмотреть будет можно, который степень достоинства есть уважительнее. Достоинство трудностями и подвигами измерять и оценять должно. Чем более кто сносит трудов для пользы других, тем он почтеннее: чем более всем оказывает услуг, тем он возвышеннее. Сих великих трудов и подвигов некоторые страшась, и от честей всемерно отрицались и убегали.

Но можно ли отрицаться? И можно и не можно. Один грешит отрицаяся звания, а другой грешит принимая оное. Кто чувствует к званию способность и не лишен нужных к тому дарований, но отрицается, того извинить трудно. Ибо пренебрегает он пользу других; и справедливо может порицаемь быть в малодушии, и в лености, уважая более свой праздный покой; и данный талант оставляет без употребления. Но кто ни способности ни дарований к званию в себе не находит, а берется за все; тот остается неизвинительным и пред Богом и пред человеки. Ибо берет на себя бремя, которое со стыдом и вредом отяготит и его и других.

Однако лучше повиноваться, когда кто на звание призывается законным и Богом уставленным порядком. Никтоже приемлет честь, токмо званный от Бога (Евр. гл. 5, ст. 4). Не приидох, говорит Спаситель, да творю волю мою, но волю пославшаго мя (Иоан. гл. 6, ст. 38). Опасно званию Божию противиться. Суд о самом себе подчини суду Божию и поставленных от него. Конечно должен ты разсматривать свою способность: но не меньше к тому одолжены и начальники твои. Призывание законное, служит доказательством, что есть на то воля Божия. Он тебе поручает должность; даст же и то, что к тому потребно. Звание Божие и благое твое намерение дополнит недостающее.

Ежели же и призываемому от Бога, нужно самого себя всеприлежно разсматривать; то что надобно сказать о тех, кои того сами проискивают: да и как проискивают? Всяким образом униженнаго ласкательства, подкупами, насыланием многих ходатаев, пронырствами, обманами, и протчим, что мир имеет нискаго и подлаго. Сии не могут быть, разве вредны другим; а еще более сами себе. Пусть они не льстятся, что акибы стали уже быть почтенны и возвышенны: слава их в безчестии и честь в срамоте.

Но разсуждая о честях и достоинствах, должны ли мы из того изключить простой народ; сей род людей, до коих чести и достоинства кажутся быть не принадлежащими. Ежели, по Христову учению, честь состоит, чтоб быть для всех рабом: Иже хощет в вас быти старший, да будет всем раб (Марк. гл. 10, ст. 44); По сему учению изключенными они быть не могут. Разве они не могут быть полезны для других? Разве они должны жить только для себя, а не для услуг рода человеческаго? Земледелец ли, художник ли, купец ли кто, или ктобы ни был, столько же обязаны служить пользе других, как и всяк из возвышенных. Согрешил бы каждой из них, ежелиб думал, что он только должен промышлять о собственной пользе своей; впротчем ему ни до кого нужды нет. Когда Христово учение каждому предписывает для всех быть рабом, и в сем единственно истинную честь поставляет, то из сего общаго правила, кто изключить себя посмеет?

Все те безчестны, которые живут для себя только. А живут для себя те, которые в продаже и торгах лгут, обманывают, лишнее берут, в наймах ленятся, во время нужды цену возвышают, и хотят воспользоваться бедностию других: в недостатках бедным не помогают, не снабжают нищету; быв зараженны страстию скупости и сребролюбия. Как сие можно согласить со Христовым словом: буди всем раб. Как ты всем раб, когда все прочишь себе одному.

Естественное для каждого есть обязательство: чего себе не хочеш, того другому не твори; а напротив, чего себе хочеш, то твори и другому. А Господь ко исполнению сего обязательства еще поощряет честию и возвышением: буди всем раб; ибо чрез то будешь других старший. Будь всем слуга; ибо чрез то будешь всех вящший.

Поистинне тот есть велик и возвышен, в каком бы состоянии ни был; который всем пользу и услугу являет. Что в том нужды, что ты не в богатом платье, да хотяб и в рубище, что ты никакими наружными знаками не блистаеш: что в том нужды? Ты совсем тем превознесен и велик пред Богом; да и пред людми, кои истинную честь и пользу умеют оценивать. Ты велик по Евангелию: на тебе блистают нетленные знаки благодетельнаго духа, коими знаками пожаловал тебя Царь царствующих и Господь господствующих: ты знаменитый гражданин земнаго града, скоро поздравлен будешь гражданином Иерусалима небеснаго.

Но чтоб наше благотворение было истинное, без всякаго худаго примесу, надобно людям добро творить, не столько для людей, сколько для Бога. Не ищуще своя, по Апостольскому слову, но яже Господа Иисуса (Филип. гл. 2, ст. 21). Вся в славу Божию творите. В неже звание кто призван, в том да пребывает пред Богом (1 Кор. гл. 10, ст. 31). Слышите, что сказано; пред Богом. Ежели ты будешь добро творить людям, только для людей, а не для Бога, будешь человекоугодник, но не богоугодник. Ты будешь разбирать людей, и в разборе сем замешаешся. Будешь ты услуживать приятелю: но врагу откажеш, незнакомому и бедному откажеш. Аще любите любящые вы, кая вам благодать есть? (Лук. гл. 6, ст. 32).

Но ежели для Бога будешь творить добро, всем услужиш, всех одолжиш. Любите враги вашя, добро творите ненавидящым вас. И будете сынове Вышняго (тамже ст. 27). Для людей творя добро, ожидай от них и награды; но люди тебя обманут. А для Бога творя, от него и награды ожидай: и никогда в том не обманешся. Он и за других платить берет на себя. Еже сотвористе единому из малых сих, мне сотвористе (Матф. гл. 25, ст. 40). Он посадит вас на престолах одесную и ошуюю себе, и скажет: ты колико высок был, толико смирял себя. Ныне прииде время воздаяния: колико ты смирял себя, толико буди высок, или и несравненно более: ибо Его награда безконечно превосходит заслуги наши. Аминь.

Говорено 1791 Марта 30 дня в Чудове.



Оглавление

Меню раздела

Частые вопросы

Интересные факты

Для святой воды и масел

Стекло, несмотря на свою хрупкость, один из наиболее долговечных материалов. Археологи знают об этом как никто другой — ведь в процессе полевых работ им доводится доставать из земли немало стеклянных находок, которые, невзирая на свой почтенный возраст, полностью сохранили функциональность.