Слово в неделю седьмую по пасце

СЛОВО

В НЕДЕЛЮ СЕДМУЮ ПО ПАСХЕ

Слышали мы в нынешнем Евангелии молитву, коею великий ходатай наш Господь Иисус Христос молился Богу и Отцу. О сей Христовой молитве так говорит Апостол Павел: Иже во днех плоти своея моления и молитвы с воплем крепким и со слезами принес, и услышан бысть от благоговеинства (Евр. гл. 5, ст. 7). Что такое, услышан был от благоговеинства? Златоуст толкуя сие говорит, что когда с высоты святыя узрел Отец небесный сие новое на земли зрелище, яко сам единородный Сын его, вечныя его славы и блаженства соучастник, но облекшись плотию столько унизил себя, что молится ему в подвиге великом, с крепким воплем и со слезами; толико сим был тронут, что ему аки бы уже стыдно было не исполнить таковаго моления. И услышан бысть от благоговеинства.

Надобно быть сей молитве весма важной, не только по особе молитву приносящей, но и по самому своему содержанию. Заключала она в себе много важнаго, высокаго и таинственнаго: но наиболее она относилась к тому, чтоб мы в согласии и любви пребывали. Ибо в молитве своей между протчим говорил Господь: Да вси едино будут, якоже Ты, Отче, во мне, и аз в тебе, да и тии в нас едино будут (Иоан. гл. 17, ст. 11). Конечно согласие и любовь суть важныя и нужныя обязательства человека Христианина.

Но меня не мало удивляет и несколько затрудняет то, что Спаситель любовь почитает еще приметою и знаком, по коим можно узнавать, кто истинный Христианин, и кто нет. По сему, говорит он, познают вас, яко мои ученицы есте, аще любовь имате между собою (Иоан. гл. 13, ст. 35). Сие меня удивляет и несколько затрудняет. Как ученика можно узнавать по согласию и любви? Ученика узнают по успехам в науках, по просвещению, по благоразумию, по мудрости. Пусть будет ученик и ссорлив, несогласен и нелюбовен со другими, но может ученик быть, в науках довольно успевший. Вера Христианская исполнена великими и многими таинствами. Потребно великое просвещение к выразумению оных. Почему, ежели кто в познании Евангельских догматов довольно успеет, тот кажется и должен быть почитаемь прямым Христианином. Да и у нас есть в обыкновении, что естьлиб мы кого спросили; почему ты православный Христианин? обыкновенно на сие получаем ответ: для того, что я крещен и содержу православную веру. Так кажется.

Но Спаситель по видимому противное тому утверждает: по сему познают вы, яко мои ученики есте, аще любовь имате между собою (Иоан. гл. 13, ст. 35). Не по вере, де, вашей, и не по великому вашему в вере Христианской просвещению; а по согласному вашему и любовному житию вы за моих учеников признаваемы и почитаемы будете.

Да не подумает кто, что акибы чрез сие вера исключилася, или просвещенное веры познание не нужно было: нет! но когда требуются паче всего от Христианина согласие и любовь, то тем вера и прямое ея познание еще более утверждаются. А каким образом, взойдем мы в сие обстоятельнее.

      Сказано в евангелии: Блажени чистии сердцем: яко тии Бога узрят (Матф. гл. 5, ст. 8). Узреть Бога, есть познать истинну: ибо Бог есть истинна; и истинна есть в Боге: и в познании таковой истинны состоит прямое просвещение. До просвещения сего дабы достигнуть, требует евангелие чистаго сердца. Сия сердца чистота состоит во благонравии, в доброжелательстве, в праводушии и любви. Да разве не льзя быть просвещенным и ученым без благонравия? Можно; да и некоторых знаем мы весьма ученых людей, но кои впрочем злонравны и развращенны. Но таковое знание и просвещение можно ли почесть истинным просвещением? Никак! оно есть тщетно; и более вредно, нежели полезно. Оно есть гроб повапленный; но внутрь полн костей мертвых и всякия нечистоты.

Таковое ложное просвещение в церкви, вместо пользы только произвело ереси и расколы: а в гражданстве оноже производит хитрости и обманы, ласкательства и подкопы к несчастию других. Так чтоже богословствование о вере без любви и благих дел? И по мирскому разсуждению; когда мы воспитываем детей своих, желаем, чтоб они науками были просвещенны; но более желаем, чтоб они были благонравны; да и лучшеб желали быть им благонравным без далняго просвещения; нежели злонравными с великою мудростию.

Для сего скажу я вам пристойную повесть. Один отец послал сына своего для обучения в чужие краи: истощил на сие много имения; и юноша чрез немалое время обучавшися, напоследок возвратился домой. Отец возрадовался о прибытии сыновнем; а паче надеяся увидеть его просвещенным. Учредил для сего случая пир, созвал своих сродников и приятелей; а притом и ученых людей. Во время обеда приказал отец испытывать сына разными вопросами, довольной ли он в науках успех приобрел. На задаваемые вопросы по несчастию сын или мало отвечал, или молчал; а только виден был на лице ево румянец непорочныя стыдливости. Отец пришел в гнев и ярость, почитая, что и сын ничему не научился, и многое имение напрасно потерял, и от нетерпеливости, не стыдясь собрания многих людей, извлек его за волосы из за стола, поверг на землю, и его бил, приговаривая: Ну! когда ты и время и кошт напрасно потерял; так вот тебе такая и награда. Все сие сын терпеливо без всякаго роптания и негодования вытерпел; и напоследок сквозь слез сказал: любезный родитель! я по крайней мере сему научился, чтоб гнев родительский терпеливо и великодушно сносить. Сколько ни гневен был отец, поразило его сие сыновнее слово: пал он ему на выю, обнял его, лобызал, извинялся пред ним, и с радостными слезами ему сказал: Любезный сын! по одним твоим сим словам довольно я вижу, что ты совершенно просвещен, когда сердце твое толико добродетельно.

Вот истинное просвещение в доброте сердца состоящее! Так как же может почесться Христианин прямым Христианином, потому только, что он крещен, и в законе обучен, когда впрочем он душею развратен? По сему познают вас, яко мои ученицы есте, аще любовь имате между собою. Пусть кто о догматах Христианских великаго знания не имеет, но когда он добродетелен и честен, Христов ученик есть.

О таковом учении возрадуйтеся вы, О простыя души! Ваше состояние, или земледельческое, или купеческое, или художническое, или различныя житейския домашния нужды, не дозволяют достигнуть до высокаго Богословскаго знания: но когда вы в простоте сердца своего веруете в Бога, не колеблетесь в надежде на него, дом содержите в порядке, со всеми живете любовно и согласно и по возможности каждому благодетельствуете: не печальтеся, что вы не великие богословы; а паче радуйтеся и благодарите милостивому о вас Божиему промыслу, что он вас и без дальняго вашего учения, за добродетельное ваше сердце удостоивает быть своими учениками: По сему узнают вас, яко мои ученицы есте, аще любовь имате между собою (Иоан. гл. 13, ст. 35).

Кто какую веру в сердце содержит, Богу единому известно: а потому и не льзя узнать, истинный ли кто Христианин, или нет. Но благия делà утаить трудно: любовь открывается чрез благодетельство другим. А по тому по добрым плодам можем узнать, что и древо добро и корень здрав. От плодов их познаете их (Матф. гл. 7, ст. 16). Разум кичит, а любы созидает (1 Кор. гл. 8, ст. 1), говорит Апостол: то есть, просвещение без добродетели человека только что гордым делает; а любовь и без дальняго просвещения созидает, устрояет храм блаженства и для себя и для других.

Некоторые по несчастию церкви отлучилися от соединения ея, и разодралися на разные толки. Они говорят, что мы ищем, де, правой веры. О заблуждающие! ищете вы веры правой, разрывая союз любви, не только со Христианами, но и с самою церковию; а потому и со главою ея Христом. Да разве вера правая может быть без любви? Разве не знаете вы сего Апостольскаго изречения: Аще имам пророчество, и вем тайны вся, и весь разум, и аще имам всю веру, яко и горы преставляти, любве же не имам, ничтоже есмь (1 Кор. гл. 13, ст. 2).

Но вы сохраняете любовь между собою, то есть, между своими единоверцами. Да разве не слышите; какой Христос в молитве требовал любви: да будут едино, якоже ты, Отче, во мне, и аз в тебе. А по сему любовь между собою быть не может, разве когда соединенны мы с Богом: а с Богом не можем быть соединенны, разве когда неразлучны от церкви, яко возлюбленныя его дщери, а нашея матери.

Но мы храня, по Христовому учению, любовь между собою, распространим братие! оную и на самых заблуждающих. Должны мы гнушаться заблуждения; но о заблуждающих сожалеть, молиться об них, и по возможности их врачевать. А чтоб наша любовь была истинная и совершенная, надобно желать, и непрестанно молиться; чтоб небесный Отец поступил с нами, не столько по молитве нашей, ибо она слаба; сколько по молитве произнесенной ему великим ходатаем нашим; ибо он молился не за себя, а в место нас за нас. Аминь.

Говорено в Страстном монастыре 1790 года Маия 5 дня.



Оглавление

Меню раздела

Частые вопросы

Интересные факты

Для святой воды и масел

Стекло, несмотря на свою хрупкость, один из наиболее долговечных материалов. Археологи знают об этом как никто другой — ведь в процессе полевых работ им доводится доставать из земли немало стеклянных находок, которые, невзирая на свой почтенный возраст, полностью сохранили функциональность.